В радио кружке на кондитерской фабрике

В радио кружке на кондитерской фабрике

На доске почета кондитерской фабрики «Красный Октябрь» висят фотографии нескольких совсем еще молодых работниц-комсомолок Нины Бобчиковой, Валентины Цыгановой, Надежды Румянцевой и Юлии Обуховой. О их производственных успехах можно часто читать в фабричной многотиражке, услышать в местной передаче по радио. Эти девушки из разных цехов, у них разные специальности, и их знают на фабрике не только как хороших производственниц, но и как активных радиолюбителей.

Прошел почти год с того дня, как группа девушек во главе с машинисткой конфетного цеха Ниной Бобчиковой пришла в комитет ДОСААФ фабрики:

—Хотим стать радистами, — сказали они.
— Давайте организуем кружок.

Через несколько дней в цехах фабрики — конфетном, шоколадном и других — появились объявления, в которых сообщалось, что на фабрике создается кружок радиотелеграфистов. И желающие нашлись. Это были дружные, жизнерадостные, напористые девушки, которые решили овладеть интересной и увлекательной специальностью радиста.

…Никакое новое дело не дается без труда. Прошла неделя, другая, потом третья, а кружок только числился на бумаге. Комитет ДОСААФ не имел ни учебного помещения, ни оборудования, ни руководителя. Но девушки не унывали. Не остывало в них горячее желание стать радистками. Все чаще и чаще Нина Бобчикова с подругами заходила в комитет ДОСААФ. Председатель комитета Я. Л. Баронович и члены первичной организации ДОСААФ много затратили труда, чтобы кружок начал работать.

Первая и, может быть, самая серьезная трудность была в том, где заниматься. Директор фабрики А. А. Горанеико с вниманием отнеслась к нуждам досаафовцев и выделила помещение. Девушки сами после работы вынесли оттуда все ненужное, навели чистоту, поставили столы, скамейки.

Вскоре здесь с помощью работников Московского городского радиоклуба кружковцы устанавливали розетки, ключи, провели проводку, и комната стала похожей на радиокласс. Правда, еще далеко было до идеала, так как помещение было подвальное, тесное и сыроватое, но общее мнение было таково — заниматься можно!

И девушки засели за учебу. На первом же занятии возникли новые трудности. Большинство кружковцев работало в разные смены — одни днем, другие вечером, третьи ночью. И здесь нашелся выход: учебные часы назначали между сменами, некоторых девушек администрация согласилась перевести с вечерней работы на ночную или дневную.

Многие рабочие удивлялись, откуда возникло у девушек такое увлечение радиотехникой, большинство из них о радио, а тем более о специальности радиста имели весьма смутное представление. Только Юлия Обухова когда-то, еще в школе, некоторое время занималась в радиотехническом кружке. Ответ было найти не трудно. Все они, конечно, читали о славных делах радисток в годы Великой Отечественной войны, об умелой работе женщин на радиостанциях в Арктике, на Дальнем Востоке, в научных экспедициях, о том, что многие девушки, став радистками, поехали работать в МТС и совхозы на целинные земли, о замечательных рекордах известных радио-любителей-спортсменов Александры Волковой, Зинаиды Кубих и Галины Патко. И кто знает, может быть, не раз в мечтах и Нина Бобчикова, когда она стояла у конфетной заверточной машины, и Валентина Цыганова, когда она варила ирис «Золотой ключик», или Юлия Обухова, когда она отливала шоколадные «Мишки», видели себя в полузанесенном снегом домике на Чукотке принимающими важные радиограммы, шля я дальнем плавании, или на международных соревнованиях радистов, так же как Волкова, Кубих и Патко защищающими спортивную честь своей Родины.

По единодушному решению занятия решили проводить ежедневно. В комитете ДОСААФ посоветовали им собираться два раза в неделю.

—    Ежедневно будет для вас утомительно, — говорил кружковцам председатель.

—    Попробуем, — смеясь, отвечали девушки. — А то от занятия до занятия все позабудем.

В условленное время все без напоминания собирались в радио классе.

Многими своими успехами кружковцы обязаны своему руководителю— общественному инструктору, мастеру радиолюбительского спорта С. Экслеру. Опытный спортсмен, вдумчивый педагог, он сумел зажечь в них любовь к радиолюбительству. Не раз Экслер рассказывал девушкам о всесоюзных конкурсах радистов-операторов, о международных соревнованиях, в которых он принимал участие, демонстрировал им приемы скоростной работы на ключе, скоростной записи текста.

Большинству девушек вначале даже прием радиограмм со скоростью 60 знаков в минуту казался несбыточной мечтой. Несколько человек в самом начале даже ушли из кружка.

—    Трудно и ничего не выйдет,— сказали они.

Однако они ошиблись. Нина Бобчикова, Юлия Обухова, Валентина Цыганова, Надежда Баранова и другие девушки успешно выдержали экзамены и продолжали готовиться к сдаче норм на третий разряд. Все увереннее они принимали радиограммы, работали на ключе. Когда все кружковцы уже без труда принимали и передавали по 60 и больше знаков в минуту, С. Экслер сказал им:

—    Вот теперь можете сдавать нормы на третий разряд.

К классификационным соревнованиям все готовились настойчиво, используя каждую минуту свободного времени. После смены, прямо от машин они бежали в класс и подолгу здесь тренировались. Когда инструктора не было, одна из девушек садилась за ключ, остальные принимали и записывали текст радиограмм.

На соревнования пришли все кружковцы. Девушки приоделись и выглядели особенно нарядными. Все очень волновались. Обстановка была не совсем обычной. За столом сидел не только инструктор, но и члены судейской комиссии.

Вот досаафовки заняли рабочие места, надели телефоны. Обычно шумливые, сегодня они усаживались за столы, переговариваясь только шепотом. В классе стояла тишина.

—    Боюсь, — шепнула Валентина Цыганова Обуховой.

—    И я, — призналась подружка.

В наушниках раздались первые сочетания телеграфных знаков — это руководитель кружка С. Экслер передавал тренировочный текст.

Валентине Цыгановой волнение мешало сосредоточить свое внимание на звуках, которые она слышала в наушниках. Она чувствовала, что делает ошибку за ошибкой. Это ее еще больше взволновало. С. Экслер внимательно следил за своими питомицами. Он несколько замедлил темп передачи и четко выстучал ключом: «Внимание! Цыганова, работайте спокойнее». Девушки, приняв текст, как по команде, обернулись к Валентине. Предупреждение подействовало на всех. Еще минута-две, и все сосредоточились, успокоились.

Судья объявил о передаче контрольного текста. Девушки работали уже увереннее. Знак за знаком они принимали смешанную радиограмму и записывали ее на бланк. Радиограмму приняла вся группа. Отлично приняла ее и Валентина Цыганова. Теперь предстояло выполнить упражнение по передаче радиограмм. Одна
за другой девушки садились к столу. Высший балл за работу на ключе получили Юлия Обухова, Нина Бобчикова. Все остальные также выполнили требования разрядных норм.

—    Что же это вы так волновались, ведь на тренировках принимали и большие скорости, — журил Экслер девушек, вручая им разрядные значки.

Весть о том, что группа молодых работниц фабрики стала радистками, быстро распространилась по цехам. Об успехах девушек многие прочли в фабричной многотиражной газете. В комитет ДОСААФ стали поступать заявления от отличниц, машинисток заверточных машин и работниц других специальностей.

—    «Хотим стать радистками», — писали они.

Стал вопрос об организации нового кружка. Более тридцати производственниц записались в него. Сейчас и эта группа начала регулярные занятия. Руководит кружком общественный инструктор-второразрядница Мария Данилова.

Не бросили любимого дела и Нина Бобчикова, Надежда Румянцева, Юлия Обухова, Валентина Цыганова и другие девушки, они продолжают настойчиво тренироваться. Сейчас
уже они принимают радиограммы со скоростью до 100 знаков в минуту и готовятся к сдаче норм на второй разряд.

Есть у девушек большое желание построить на фабрике свою коллективную коротковолновую радиостанцию, чтобы иметь возможность работать с радиолюбителями разных городов нашей Родины, с коротковолновиками зарубежных стран, участвовать в соревнованиях.

Недавно дирекция фабрики выделила кружку новое, просторное помещение. Теперь здесь можно успешно вести и учебную и спортивную работу. Небольшая комната предназначена и для коллективной коротковолновой радиостанции.

—    Скоро пошлем в эфир общий вызов своей радиостанции, — говорят Нина Бобчикова, Юлия Обухова и Валентина Цыганова. И девушкам можно поверить: пройдет месяц-полтора, и на радиолюбительских диапазонах зазвучит позывной коллективной радиостанции первичной организации ДОСААФ московской кондитерской фабрики «Красный Октябрь». Залогом тому — их настойчивость, упорство и большая любовь к радиолюбительскому спорту.

А. Гриф

Радио 1955

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*